НАШ ДОМ - НАША КРЕПОСТЬ!                                                                                    Информационно – аналитический портал независимых родителей! 

Понедельник, 19.02.2018, 09:12

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Семья и государство | Регистрация | Вход

 
Главная » Статьи » Общество, семья » Воспитание

Хиджаб как вызов светской культуре

КОМУ ВЫГОДНА ИСЛАМИЗАЦИЯ РОССИИ

В XIX веке Россия вела с Англией Большую игру — за контроль над мусульманской Азией. Сегодня маятник качнулся в другую сторону, и уже поднимающийся политический ислам начал свою Большую Игру — за контроль над Россией.  Мусульманские организации России проявляют все большую политическую и общественную активность, все более и более приближаются к российским властным структурам. Их цель — превратить ислам в одну из мощнейших политических сил в Российской Федерации.

Информационная подготовка усиления роли исламских структур в российской политике началась несколько лет назад и проводится она весьма умело. В течение последних лет в различных СМИ воспроизводится с некоторыми вариациями цельный и законченный проект исламизации России. Раз появившись в начале 2000-х годов, он упорно и последовательно, в разных оболочках и переложениях, вбрасывается в российские СМИ.

Один из первых «пробных шаров»был запущен еще в последние дни 2006 года, когда в российской газете The eXil вышла редакционная статья под сенсационным заголовком: «Мусульманское предложение. Президент ПУТИН должен превратить Россию в исламскую страну» (A Muslim Proposal : President Putin should convert Russia into an Islamic nation).

Газета эта не совсем обычная — выходящая раз в две недели в Москве на английском, она предназначена и для иностранцев, живущих в столице, и для «продвинутой» части московской элиты.

В 1998 году Виталий ТРЕТЬЯКОВ, тогда — главный редактор одного из самых авторитетных российских изданий, «Независимой газеты», опубликовал статью на тему «когда же Президентом России станет мусульманин?» (НГ, 16 января 1998 г.). ТРЕТЬЯКОВ полагал: гарантированно, не ранее 2030 года, когда русские составят меньшинство населения, президентом выберут представителя большинства — татарина. Статья наделала немало шума и вскорости была благополучно забыта. Тема, однако, никуда не делась.

Доля славянского населения (как и общая его численность) в России постоянно снижается. Суммарная численность представителей традиционно исламских народов, по данным переписей, составляла: в 1959 году — 7 млн человек (6% населения России), в 1970-м — 9 млн (7%), в 1979-м — 10 млн (7%), в 1989-м — 12 млн (8%), в 2002-м — 15 млн (10%). Если тенденция сохранится, то в 2020 году в России будет 130 млн жителей, в том числе 20 млн «этнических мусульман» (15% населения), в 2050-м — 110 млн жителей, из них 30 млн «этнических мусульман» (27%), а в 2100-м — 90 млн жителей, не менее половины которых будут «этнические мусульмане».

Однако тенденция роста мусульманского населения сильно занижена. Ведь Россию захлестывает массированная миграция, легальная и нелегальная, из традиционно мусульманских стран. Учету она не поддается. По минимальным оценкам лишь в Москве находится от миллиона до двух миллионов нелегальных мигрантов — этнических мусульман.

Надо отметить, конечно, что далеко не все, входящие по рождению в число «этнических мусульман», действительно верят в Аллаха или соблюдают в повседневной жизни мусульманские обряды. Однако этот процент постоянно растет, различные мусульманские структуры РФ, как легальные, так и неофициальные, проводят огромную работу по «возвращению к вере» этнических мусульман, а богатые арабские страны выделяют с согласия российских властей огромные средства на исламское образование и строительство новых мечетей в России. Так что «пророчество» маститого журналиста вполне может сбыться, и даже раньше срока.

Наряду с понижением процента славян идет и другой процесс — все больше представителей «христианских» народов — русских, украинцев, чувашей, даже вепсов и армян — переходят в ислам.

Когда я в начале 00-х годов, после длительного перерыва, вновь оказался в Москве, одной из наиболее поразивших меня реалий нового времени оказались московские женщины. Точнее, некоторые московские женщины. Довольно часто, иногда несколько раз на дню, мне при моих перемещениях по Москве попадались вполне славянского вида девушки, но в мусульманской одежде, иногда и с русскими книжками по исламу в руках, — в метро в Москве до сих пор много читают. Мужчин, надо полагать, было не меньше, просто отличить в толпе правоверного мусульманина много труднее, чем мусульманку.

Второе сильное впечатление этого же ряда — появление множества новых мечетей, особенно в традиционно русских городах средней полосы. Как объяснили специалисты, я обратил внимание на действительно новое, стремительно набиравшее обороты явление — в России появились общины «русских мусульман». Множество — счет идет на тысячи, хотя точной статистики не знает никто, — представителей «христианских» народов переходят в стан «правоверных».

Сейчас, после всем памятных шахидских дел, хиждабов на улицах русских городов поубавилось, зато количество мусульман в них все еще продолжает расти. Как пишет IslamOnline.net, «по данным источника в Совете муфтиев России, только в городе Москва за период Январь-Октябрь 2004 порядка 20 тысяч человек приняли Ислам в зданиях мечетей города. Это немного выше прошлогоднего показателя, в 2003-м новых мусульман в Москве стало 15 300 человек. Источник также добавил, что порядка 60% принявших Ислам являются русскими по национальности. Из них около 75% — это представительницы женского пола. Это девушки возраста 17-21 года».

Более того, «русские мусульмане» не только вышли из подполья, но и открыто заявляют о своей цели — пропаганде ислама среди неисламских народов России. А говоря проще — исламизации «Святой Руси».

Сейчас в России действует сразу несколько организаций «русских мусульман» (хотя еще большее число новообращенных просто вливается в зарегистрированные исламские общины и в неофициальные джааматы). Наиболее шумная из организаций «русских мусульман» так и именуется: «Национальная организация русских мусульман» (НОРМ) (название тоже подобрано с вызовом).

Вот как определил ее цели заместитель председателя «Национальной организации русских мусульман» Тарас ЧЕРНИЕНКО, также известный как Абдуль Карим МАСХАДИ: «Мы являемся неотъемлемой частью русского народа и патриотами своей страны, и в то же время мы — верующие мусульмане, добровольно избравшие для себя эту религию и идеологию. Наш народ болен, и мы ставим перед собой задачу оказать помощь пациенту, который находится в очень тяжелом состоянии. Этому больному можно помочь, если мы приложим усилия, чтобы донести до своих русских соплеменников религиозные истины мусульманской религии».

По сути, одной из целей НОРМа является формирование некоего «субэтноса» — русских мусульман. Его активисты разъясняют идеологические тонкости «Русского джихада» так: «Русский народ деградирует… Алкоголизм, самоубийства и смертность коренных народов России давно превысили защитный барьер нации… Сейчас или никогда. Ни одна другая религиозная система или светская идеология, кроме ислама, не сможет наполнить нашу страну жизненными силами… Мы, русские, обязаны подхватить знамя Пророка (мир ему!), и только в этом спасение России и всех народов, которые связали c ней свою судьбу».

Показательно, что никому в России эта заявка не кажется бредом умалишенного — наоборот. Воспринимается она вполне буднично, ведь, кроме не так давно организованного НОРМа, в стране действуют еще несколько «русско-исламских» объединений.

Исламизация России идет не только снизу, но и «сверху», со стороны властей. Первым, кто открыто заговорил об исламизации России, причем самой властью, был аятолла Хомейни. 1 января 1989 г. он направил письмо Президенту СССР: «Господин ГОРБАЧЕВ! Следует обратиться к истине. Ваши трудности заключаются в отсутствии истинной веры в Бога, и это ведет и будет вести Запад в трясину пошлости, в тупик. Ваша основная трудность заключается в тщетной длительной борьбе против Бога, основного источника бытия и всего сущего… Хочу твердо заявить, что Исламская республика Иран как самый могущественный оплот исламского мира может с легкостью заполнить вакуум, образовавшийся в идеологической системе Вашего общества».

В дальнейшем такие призывы стали раздаваться регулярно. Статья в The eXile еще раз повторяла эту разработку, лишь пересказав ее хлестким языком в модном гламурном стиле. Большинство тезисов The eXile содержатся, например, в опубликованной еще 17 октября 2003 г. на «Кавказ-центре» статье «Выход — исламская революция в России». Хотя на сайте чеченских исламистов они представлены в более красочном виде. Чего стоит хотя бы концовка: «Если славяне рабы, то пусть они будут абдаллахами (рабами Аллаха). Смотри, над главным храмом Китежа сверкает полумесяц, а русские богатыри наматывают на главу чалму».

Ислам нуждается в России, утверждают авторы статьи в The eXile : «Население исламского мира быстро растет, но оно страдает от культурной и интеллектуальной отсталости. Чего исламскому миру не хватает, так это передовой страны, которая повела бы его за собой. Если говорить прямо, то исламскому миру не хватает страны с белым населением. Россия может и должна стать такой исламской страной с белым населением».

Хорошо это и для России: «Приняв ислам, русские тут же станут белыми богами исламского мира, заправилами жизни миллиардного населения». То есть все межэтнические трения с выходцами из мусульманских регионов», не говоря уж о моджахедах Чечни и талибах, сразу исчезнут, как по велению волшебной палочки. «Российский демографический кризис быстро бы потерял свое значение, т.к. страна встала бы во главе миллиардного населения».

Не забыты и гурии (надо отметить, что, пропагандируя слияние в экстазе с мусульманками, авторы лукавят — для современного ислама на официальном уровне скорее характерно отрицательное отношение к сексуальности): «Ну и, наконец, секс. В современном исламском мире вам разрешается жениться сразу на четырех женщинах. Россия же обладает самым большим запасом озабоченных девиц в мире. Единственная вещь, которая намного превосходит женитьбу на одной русской девчонке, это женитьба на четырех русских девчонках с последующим групповым сексом каждую ночь!».

Как один из главных моментов, могущих подвинуть русских к исламизации, «американские» авторы называют легализацию антисемитизма:«Российский антисемитизм перестал бы выглядеть таким уж зловещим и фашистским, а рассматривался бы в контексте общего недовольства мусульман израильской оккупацией».

Видимо, в представлении пропагандистов исламизации, желание принять участие в еврейском погроме идет у русского мужчины сразу за желанием группового секса. «В сравнении с европейскими странами Россия выглядит наполовину варварской, но в сравнении с мусульманскими странами Россия бы считалась светочем либерализма, прогрессивного гражданского общества и демократии».

Однако исламизаторы называют и самую главную, с точки зрения исламизма, причину их интереса к России: «Есть еще ряд других серьезных причин, почему Россия должна принять ислам: российское ядерное оружие наконец снова будет наводить ужас. В последнее время, похоже, запад перестал воспринимать его всерьез, опасаясь только того, что оно может попасть в мусульманские руки. Но если Россия примет ислам, то ВСЕ это ядерное оружие попадет в мусульманские руки. Исламский мир тогда смог бы несколько раз подряд избавиться от своего врага, крестоносца-сиониста. Уважение к России мгновенно подскочило бы до небес».

Более развернуто эту программную установку озвучил премьер-министр Малайзии Махатхир МУХАММАД в речи на открытии 10-й сессии Исламской конференции на высшем уровне еще 16 октября 2003 года: «В интеллектуальном смысле в мусульманском обществе начался регресс. Мусульмане проспали промышленную революцию. Наша сила — в нашей численности. Нас 1,3 миллиарда. У нас богатейшие запасы нефти во всем мире. У нас огромное богатство. Мы знакомы с тем, как функционируют мировая экономика и финансовая система. Под нашей властью находятся 50 из 180 стран мира. Наши голоса могут создавать или рушить международные организации. Однако мы выглядим более беспомощными, чем были малочисленные обратившиеся в Ислам арабы периода джахилии, принявшие Пророка в качестве своего лидера.

Нам нужны огнестрельное оружие и ракеты, бомбы и военные самолеты, танки и военные корабли для обороны. Но в связи с тем, что мы неодобрительно отнеслись к изучению естественных наук и математики как вещей, не приносящих никакой пользы в загробной жизни, сегодня мы не располагаем способностью самостоятельно производить оружие, столь необходимое для защиты. Нам приходится покупать оружие у наших недоброжелателей и врагов».

Россия для исламистов — большая научно-исследовательская и производительная база. Использование научно-технического и военного потенциала России, все еще остающейся ядерной и космической державой, нужно для вооружения исламского мира, уничтожения Израиля (отсюда постоянное педалирование антисемитизма) и прочих «врагов мусульман», для торжества «дела Ислама» во всемирном масштабе.

Работа по исламизации России ведется в разных направлениях. Например, используется художественная литература. Идеология русского джихада выражена в книгах российского фантаста Юрия НИКИТИНА. Четыре его романа («Ярость», «Империя Зла», «На Темной стороне», «Труба Иерихона»), объединенные в цикл «Русские идут», описывают, как Россия принимает ислам и сливается с исламским миром в едином антинатовском порыве, в результате чего «к нам хлынут золотые реки из Саудовской Аравии, Кувейта, Йемена», — совсем как в статьях The eXile и Кавказ-центра.

Пропагандой через искусство дело не ограничивается. Не была забыта и радикальная политика. В свое время, на подъеме «оранжевого движения», вождь НБП Эдуард ЛИМОНОВ писал в программной статье «Исламская карта»:  «Году в 1999-м знаток Ислама Гейдар ДЖЕМАЛЬ высказал мне интересную мысль, точнее, дал политический совет. Он сказал: «Эдуард, подумайте, в каждом русском городе есть мусульманская диаспора. Далеко не все эти люди пассионарны, но многие из них — да. Они дисциплинированны и подчиняются своим религиозным лидерам. Тот, кто расположит их в свою пользу, выиграет все битвы».  ДЖЕМАЛЬ прозорливо прав? Тот российский политик, который прочно заявит о намерении сделать мусульман гражданами первого сорта и предпримет соответствующие шаги к осуществлению этого намерения, получит огромную поддержку мусульман России.

Что должно быть сделано? Ислам должен стать религией, равной православию. Сегодняшний перекос в сторону православия не только обижает мусульман, но и оскорбляет. В обществе не должны раздаваться голоса, скажем, против строительства мечети в том или ином районе или городе… Граждан не учат исламу. А следует давать хотя бы начальные сведения о Великой Религии уже в школе.

Все эти мысли появлялись у меня и раньше, на протяжении десяти лет моей политической работы. Сейчас эти размышления прибавили в актуальности, поскольку в Национал-большевистской партии есть свои мусульмане. И те, что были ими рождены, и те, что ими стали. Мы приветствуем этот факт. …Велик Аллах. Идите к нам, мусульмане. Эта Россия не устраивает всех. Нам нужна другая Россия. Да поможет нам Аллах».

В современных условиях отсутствия реально независимой политики интерес к радикальным оппозиционным движениям у исламистов, как и у прочих внешних сил, заметно упал. Но, несомненно, как только «улица» снова станет политическим фактором, старые наработки и связи будут востребованы.

Авраам ШМУЛЕВИЧ, президент Института Восточного партнерства.

ИсточникАПН (в сокращении).

 

От редакции:

кстати..вот до 2000 годов так остро не стоял вопрос о хиджабах и буркини. Попросту говоря, ни школьницы, ни студентки их не носили напоказ в учебных заведениях!!!! 

После вот распада СССР начался этот религиозный фанатизм

Значит он кому то нужен!! 

 Хиджаб в учебных заведениях: надо ли запрещать?

Специально ко Всемирному дню хиджаба. Радикальные эксперты - исламисты— о том, почему запрещать религиозную атрибутику в школах и вузах бессмысленно и противозаконно.

Эксперт: Дамир Исхаков — этнолог, д. ист. н., ведущий научный сотрудник отдела этнологии Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан; Марат Ашимов — адвокат (Республика Мордовия); Игорь Каляпин — председатель Комитета против пыток.

*Техническая расшифровка эфира Игорь Киценко:

Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Киценко, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. Сегодня мы поговорим о том, нужно ли запрещать хиджабы в учебных заведениях. Сегодня, 1 февраля отмечается довольно-таки молодой праздник – Всемирный день хиджаба. Не так давно происходили словесные выпады со стороны руководителей Чеченской республики и Министерства культуры и образования, госпожи Васильевой и Рамзана Кадырова. Васильева сказала, что нужно запретить ношение хиджабов в школе, на что Рамзан Кадыров сказал, что этого не нужно делать, что его дочери никогда не снимут хиджаб и будут ходить в хиджабах в образовательные учреждения. Недавно был опубликован опрос ВЦИОМ, где 50% респондентов высказались за то, что они не против национальной одежды в образовательных учреждениях, она никак не мешает никому. Моим сегодняшним собеседником по этой теме будет Дамир Исхаков, этнолог, доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник отдела этнологии Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Здравствуйте!

Дамир Исхаков: Здравствуйте!

И.К.: Как вы относитесь к этим новостным бумам, которые происходили недавно, по поводу ношения хиджаба в образовательных учреждениях?

Д.И.: Вопрос достаточно сложный. Он, в том числе, связан с общей ситуацией трансформации российского общества. Хотел бы привести пример – ногайские послы, которые находились у русских государей довольно часто, отказывались снимать головные уборы. Традиционно полагалось перед государями снимать головные уборы.

И они сформулировали свой подход так: «Наш головной убор можно снять только с нашей головой вместе». Речь идет о некоторой традиции исторической, которая имеется у мусульманских народов, по поводу ношения разнообразных головных уборов и их применений в быту. Я, например, сам мусульманин, можно сказать, в седьмом колене. Для меня лично особых проблем нет.

Можно с головным убором, можно без головного убора, для меня лично, потому что, несмотря на то, что я мусульманин и считаю себя верующим, я придерживаюсь больше светских взглядов на жизнь. Но надо иметь в виду, что есть другие группы, которые более привержены традиционному образу жизни.

Например, высказывание Кадырова фактически как раз показывает ситуацию, которая в России тоже есть. И та дискуссия, которая возникла вокруг села Озерки по поводу ношения головных уборов в школе, фактически относится к разряду группы, ведущей традиционный образ жизни. И убедить их в том, что головной убор придется снять, будет чрезвычайно сложно.

Мне кажется, что для государства этот вариант – обязать их снять головные уборы – будет иметь плохие последствия. Потому что вряд ли их удастся обязать. Я думаю, это непродуктивно, потому что между одеждой человека и содержанием образования никакой связи нет. Мне кажется, федеральные органы должны быть больше озабочены реализацией федерального образования в стандартах школы, нежели одеждой преподавателей и учениц.

Конечно, подобное происходит и в европейских странах. Например, мы видим, что происходит сейчас в Австрии, в других странах тоже есть аналогичные попытки заставить восточных выходцев одеваться так, как одеваются европейцы.

Но тоже ведь упускают из вида, что европейцы и выходцы из азиатских стран на самом деле находятся на разных стадиях развития, во-первых.

Во-вторых, есть традиции ношения одежды мусульманами, этот момент упускается из виду. И.К.: Я так понимаю, здесь нужно опираться на устав учебного заведения. Как говорят некоторые эксперты, если в уставе учебного заведения прописаны определенные критерии внешнего вида учеников и внешнего вида преподавателей, главное, чтобы они не противоречили никаким законам страны. Тогда пожалуйста, хоть с ирокезом на голове.

Д.И.: Вопрос в том, каким образом сам устав утверждается. Если этот устав утверждается волей государственных органов, например, Министерство образования РФ, чей руководитель уже официально сказала, что надо по-светски одеваться, то вопрос автоматически не снимается, к сожалению.

И.К.: Верховный суд России признал законным запрет на ношение хиджабов в школах Мордовии. Как это можно прокомментировать? У нас светское государство, с одной стороны. А с другой стороны, есть верующие люди, у которых уважение к своим традициям, к своим корням – ношение определенного вида одежды и головных уборов. У православных тоже есть традиция, особенно у женщин – ношение головного убора, платка. Как вы можете данное решение прокомментировать?

Д.И.: Я думаю, что дело может дойти до Конституционного суда. Это решение я не считаю возможным рассматривать как окончательное решение, потому что государственные органы попадут в сложные коллизии, если пойдут по этому пути. Я всегда задаю вопрос: пусть государственные органы попробуют заставить чеченцев. Как вы думаете, будет предпринята такая попытка?

И.К.: Я думаю, что нет.

Д.И.: Будет ли решение вынесено по отношению к Мордовии, вопрос. Но у нас одно государство, Чеченская республика также входит в состав России. Мне кажется, это не удастся реализовать в Чечне. Поэтому то, что в Мордовии будет реализовано, потом всеми татарами, а их не так мало, будет восприниматься как зажим конкретного этноса. И.К.: И ущемление Конституционных прав соответственно.

Д.И.: Да. Будет разный подход к разным этносам в одном и том же государстве. Правоведы, которые вынесли такое решение, они фактически подпитываются под эту коллизию, которая будет иметь политический выход. Я думаю, это не слишком мудрое решение.

И.К.: По большому счету, никакого запрета на ношение определенного вида одежды, связанного с вероисповеданием, не должно быть в учебных заведениях?

Д.И.: Я с этим согласен, да. Если бы мы все имели одинаковый уровень развитости, если бы были все люди, мягко выражаясь, цивилизованные и находились где-то на европейском уровне, может быть, вопрос бы решался очень легко. Но сейчас на глазах это происходит – мы откатываемся в традиционализм очень сильно в России. Это видно просто. В том числе, усиливается влияние религии и у православных. В такой ситуации выставить европейский счет перед народами – не слишком правильный путь, мне кажется. Евразийский путь должны быть более гибким. Проблема одежды, на самом деле, является индикатором того, каким образом государство будет пытаться решить общие вопросы. И многие народы внимательно отслеживают то, что происходит на федеральном уровне по этому вопросу.

И.К.: Вы упомянули, что должен быть более европейский подход, более свободный. Во Франции действует закон, который запрещает ношение хиджабов, ношение поверх одежды нательных крестов, это связано и с православными, и с католиками. Закон, регулирующий это положение, были принят 15 марта 2004 года. Под его действие попали не только мусульманские платки, но и христианские кресты, а также иудейские кипы. В Европе стараются сделать так, чтобы молодежь выглядела одинаково, и не было никаких религиозных знаков отличия.

Д.И.: К сожалению, европейский вариант нам не слишком подходит. Потому что европейский случай – это же мигранты недавние из соседних и не очень близко лежащих государств. А в России речь идет о коренных народах. Это отнюдь не мигранты, это полноправные граждане, которые все время тут жили, по крайней мере, с 18 века. Поэтому европейские мерки здесь применять невозможно. Мы живем в федеративном государстве.

Федеративное государство имеет определенные обязательства по отношению к своим народам по поводу сохранения и учета их культурно-бытовых особенностей, и языковых тоже. Поэтому неправомерно сравнение с европейское ситуацией. Хотя аналог напрашивается, да. Но я бы не сказал, что европейцы очень сильно преуспели в своих устремлениях.

Они пока только делают эксперимент, причем всего несколько лет. Посмотрим, чем закончится у них, получится ли тот вариант, который они хотят реализовать. Я в этом не уверен. Я во Франции бывал, общался и участвовал в одном из симпозиумов, организованных Министерством внутренних дел, как раз мусульман касался вопрос. И прекрасно увидел, что проблемы у них тоже весьма сложные и не решаются очень быстро.

И.К.: Огромное спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире, дать комментарии на заданную тему. Напомню, что на связи со студией был Дамир Исхаков, этнолог, д. ист. н., ведущий научный сотрудник отдела этнологии Института истории им. Ш. Марджани Академии наук Республики Татарстан. Мы обсуждаем тему «Хиджаб в учебных заведениях: надо ли запрещать?».

Приведу, как я уже говорил, опрос ВЦИОМа, который недавно был опубликован: «К внешним проявлениям религиозной принадлежности в учебных учреждениях россияне сегодня относятся более терпимо, чем пять лет назад. Хиджабы учебе не помеха: как показывают данные ежедневного опроса «Спутник», россияне скорее склоняются к этому мнению.

Каждый второй опрошенный (50%) поддерживают отмену запрета на ношение данных головных уборов, с той целью, чтобы дети из мусульманских семей могли спокойно учиться. Категорически против предложения выступают 37% наших сограждан – они считают невозможным отменить запрет на хиджабы, несмотря ни на что (причем даже среди последователей ислама эта доля составляет 36%)».

Сейчас мы пообщаемся со вторым нашим собеседником, это Марат Ашимов, адвокат (Республика Мордовия). Марат, здравствуйте!

Марат Ашимов: Здравствуйте!

И.К.: По поводу решения суда, что в Мордовии запретили носить хиджаб, наш прошлый собеседник сказал, что это некая коллизия – в Мордовии запретили, получается, что можно запретить и в других республиках, но данный запрет никак не подействует, даже если и будет принят, например, в республике Чечня или в республике Дагестан. Как здесь можно объяснить данную коллизию?

М.А.: Если с юридической стороны, вся суть судебного процесса была в том, что правительство Мордовии установило требование своим постановлением к одежде обучающихся, которые учатся в общеобразовательных учебных заведениях. Такие полномочия имеются у правительства – утверждать такие требования по каждому региону. То есть закон об образовании предоставил такие полномочия правительствам региональным.

Суть спора была в том, что в этом постановлении в отличие, я думаю, от многих постановлений по другим регионам, было прописано, что запрещено посещать ученикам занятия в школах в головных уборах. И вот в этой части именно было обжалование постановления, что мусульмане посчитали, что это дискриминационно по отношению к ним, что это ограничивает их право на получение образования. Данное положение не распространяется на всю Россию, это наше местное постановление.

И.К.: Оно никак не входит в противоречие с Конституцией РФ? Эксперты указывают на 28 статью.

М.А.: Естественно. Вся суть нашего спора была в том, что оно противоречит именно статье 28 «Свобода вероисповедания» и федеральным законам, которые разрешают свободу вероисповедания. И федеральные законы, и Конституция прописывают порядок ограничения свободы вероисповедания, который может быть ограничен только федеральным законом и при определенных условиях, там 4 условия, закрытый перечень.

Но вся наша позиция на том и стояла, что правительству региональному таких полномочий не дано. Если уж ограничение вводить, то оно должно быть введено либо в федеральном законе об образовании, либо в других законах.

И.К.: Будет ли опротестовано данное решение в Конституционном суде?

М.А.: В Конституционный суд иски не подавали, были такие обстоятельства, что не было необходимости подавать. Но в ближайшее время этот вопрос будет рассматриваться, потому что он актуален. Вся напряженность в декабре 2016 года в Мордовии возникла не вокруг школьников, а началось с учителей, которым администрация представила такую ситуацию, что они нарушают данное постановление и не имеют право в головных уборах, в платках, в хиджабах являться на работу.

Но данное постановление не касается никаким образом учителей, не регулирует отношения с учителями. Это только об учениках общеобразовательных учебных заведений, то есть школ. Ни учителей это не касается, ни студентов. Хотя эти требования в республике сейчас и к учителям-мусульманам, полностью запрещают ходить в платках как в татарских селах, так и не в татарских селах, и к студентам от педагогического института, всячески препятствуют и обучению, и прохождению практики.

Ставят условие: либо вы снимаете платок, либо вы уходите из нашего учебного заведения, их школы. И.К.: То есть вопрос стоит ребром?

М.А.: Да. Во-первых, идет нарушение закона, никакое постановление же не регулирует ни труд учителей, ни обучение студентов. Но вопрос почему-то ставится ребром, и мы не понимаем, какая юридическая основа есть. Есть внутренние приказы в вузах, где прописано, что запрещено ношение религиозной атрибутики и т.д. Но мусульмане говорят, что это не религиозная атрибутика – платок. Атрибутика – это крестик, полумесяц, четки. А это часть одежды, человек привык так одеваться. Это никаким образом не влияет на светскость процесса. Тем более для студентов.

И.К.: Любопытно, чем это закончится. Напомню, что «Верховный суд России в среду признал законным запрет на ношение мусульманских головных платков в школах Мордовии». Марат, спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире. Я напомню, что на прямой связи со студией был Марат Ашимов, адвокат (Республика Мордовия).

Следующим моим собеседником по данной теме будет Игорь Каляпин, председатель Комитета против пыток. Игорь Александрович, здравствуйте! Игорь Каляпин: Здравствуйте.

И.К.: Верховный суд России в среду признал законным запрет на ношение мусульманских головных платков в школах Мордовии. Наши предыдущие собеседники говорят, что хиджаб никак не относится к определенной религии, это национальная одежда, она не религиозная. Нужно ли запрещать ношение хиджабов в учебных заведениях, на ваш взгляд?

Иг.К.: На мой взгляд, во-первых, невозможно разграничить сферу религиозную и сферу культурную. Тем более учитывая то, что ислам для нашей страны является традиционной религией. Конечно, любая традиционная религия оказывает на культурную жизнь общества огромное влияние многовековое. И определить сейчас, какие там атрибуты являются культурными, а какие – религиозными, просто невозможно. Теоретически даже. Это первое.

Второе – на мой взгляд, тот самый светский характер государства, который у нас продекларирован, закреплен в 14 статье Конституции, как раз говорит о том, что государственная власть, должностные лица государства не имеют права вмешиваться в эти вопросы. В том числе, в вопросы религиозные.

Это означает на практике то, что никакой федеральный чиновник не должен запрещать ношение каких-то, в том числе, религиозных атрибутов, и никакой глава региона не имеет права предписывать ношение тех же платков или хиджабов. Я в данном случае имею в виду госпожу Васильеву и господина Кадырова.

И.К.: Получается, что ваша позиция такова, что согласно 14 статье Конституции РФ и Васильева, и Кадыров неправы?

Иг.К.: Совершенно верно. Они любят ссылаться на светский характер государства. И наш Верховный суд ссылается на светский характер государства. Но светский характер государства как раз говорит о том, что государственный чиновник не должен лезть с отверткой и разводным ключом в эту сферу, чтобы чего-то там отрегулировать, подкрутить и настроить.

Это сфера, которая от государства отделена. Безусловно, это не означает, что школьники должны в школу приходить в рясе и с крестом во все пузо или в каких-нибудь паранджах.

Для всего есть некие разумные ограничения, разумные. Эта одежда не должна мешать, она не должна никого шокировать, она не должна пугать. Такие разумные ограничения есть, они в любом социуме существуют. И я полагаю, что в этой мордовской деревне, где проживают этнические татары, у которых, безусловно, есть свои национальные и религиозные традиции, между которыми четкой грани невозможно обозначить, - безусловно, для них этот платок или хиджаб является и национальной, и культурной, и религиозной традицией. И это там воспринимается совершенно нормально.

Кому понадобилось сейчас из этого раздувать скандал, устраивать вот эту вселенскую дискуссию совершенно на пустом месте и напрягать сотни тысяч мусульман, для которых этот платок, этот хиджаб, он у нас в большинстве регионов и существует-то в некоем измененном виде. Например, в Чеченской республике это просто полоска так называемая, платок, голова должны быть прикрыта. Это традиция такая национальная.

И.К.: Как на юге России православные русские женщины также носят платки.

Иг.К.: Я вам больше скажу, я сам родом из Нижегородской области. У нас на юге области, где-нибудь в деревне появиться в шортах – это нормально, а на севере области, где-нибудь в Керженских лесах это неприлично. Я никогда, приехав в деревню на Керженце, не пойду среди староверов гулять в шортах. Потому что это просто неприлично. Зачем бросать вызов каким-то местным традициям? Зачем неприлично выглядеть? Точно такие же нормы существуют и в разных регионах РФ. И люди к этим нормам привыкли. Этими неписаными нормами регулируется поведение нормальных, уважающих друг друга людей. Зачем понадобилось кому-то, каким-то чиновникам с разводным ключом лезть и гайки закручивать, мне совершенно непонятно.

И.К.: То есть, по большому счету, хиджаб в учебных заведениях запрещать не стоит, как и любую другую культурную атрибутику. Главное, чтобы она не шокировала, не пугала и не мешала. И вот эта словесная перепалка, которую публиковали СМИ, между Васильевой и Кадыровым – и тот, и другой неправы, с точки зрения именно Конституции РФ.

Иг.К.: Я здесь хочу сделать важную оговорку. Когда я говорю о том, что неправ Кадыров, я имею в виду Кадырова 6-летней давности, когда он насаждал некий псевдоисламский дресс-код в Чеченской республике. В данной ситуации сейчас, в полемике с Васильевой Кадыров выступает абсолютно, на мой взгляд, с конституционных позиций. Как ни странно, в этой ситуации Кадыров как раз защищает светский характер, там даже в большей степени не Кадыров, а его правая рука Даудов, который говорит, что «мы в Чеченской республике гарантируем и даем полную свободу всем, кто захочет, носить хоть хиджабы, хоть кипы, хоть православные кресты. В чем захотят дети в школу ходить, в том и будут. У нас в Чеченской республике должно быть так».

Это, на мой взгляд, совершенно нормальный, рафинированный конституционный подход. Именно так записано у нас в Конституции. Я, конечно, понимаю, что и Кадыров, и Даудов в данной ситуации лукавят. Я этим людям не склонен слишком доверять. Но если взять их слова так, как эти слов сказаны, они на самом деле защищают конституционный принцип свободы совести. И.К.: Я вас благодарю, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире. На связи со студией был Игорь Каляпин, председатель Комитета против пыток. У микрофона был Игорь Киценко, это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ. До новых встреч в эфире! 

Источник:

Категория: Воспитание | Добавил: Справедливая (02.02.2018)
Просмотров: 82 | Теги: #Школа, #нацвопрос, #религиозный фанатизм, #ВРоссии, #Образование | Рейтинг: 5.0/1

Похожие материалы

во исполнение федерального закона Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" мы предупреждаем о том, что на сайте может быть информация
Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
не предназначенная для лиц возрастом менее 18 лет!

ЭТО МЫ !!!

Форма входа

Календарь

Поиск по меткам

Поиск

Архив новостей



Статистика

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
Вверх http://www.ligainternet.ru/hotline//5000/abuse.png
Союз Интернет Сообществ и Групп Независимых Родителей. ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО «РОДИТЕЛИ ПЯТИГОРЬЯ» ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО "ИЗЪЯТИЯ_ДЕТЕЙ/РЕЕСТР_ЖЕРТВ_ЮЮ" ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО "КОМИТЕТ ОБЕСПОКОЕННЫХ РОДИТЕЛЕЙ" ИНТЕРНЕТ СООБЩЕСТВО "ЗАЩИТИМ НАШИХ ДЕТЕЙ" ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО "МОЙ ПРАВОСЛАВНЫЙ ДОМ" Интернет Сообщество «ПИСЬМА САМООБОРОНЫ» ИНТЕРНЕТ СООБЩЕСТВО «КОМПЕТЕНТНЫЕ ПАПАШИ!» РОДИТЕЛЬСКИЙ ИНТЕРНЕТ - КОМИТЕТ НЕЗАВИСИМЫХ РОДИТЕЛЕЙ
Tweet Нравится