НАШ ДОМ - НАША КРЕПОСТЬ!                                                                                    Информационно – аналитический портал независимых родителей! 

Понедельник, 20.11.2017, 22:14

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Семья и государство | Регистрация | Вход

 
Главная » Статьи » Законотворчество и законопроекты » Федеральные законы

Должны ли русские дети учиться по-татарски. Часть 1

В Казанском кремле два государственных флага - России и Татарстана. И речь звучит на двух языках...

Обозреватель «Комсомолки» Владимир Ворсобин поехал в Казань, чтобы увидеть своими глазами, можно ли в школах национальных республик отказаться от навязывания обязательного изучения местного языка [видео]

ШКОЛА РАСКОЛОЛАСЬ

- Я борюсь за свой язык! - глухо сказал ребенок.

Глаза его горели. Он держал листочек с подписями перед собой, словно защищаясь от нас.

Учительская уже не шумела. Она стонала.

- Видите, до чего дошло, - директор нервно барабанил пальцами по стопке повесток в прокуратуру.

Ученик казанской школы «СолНЦе», 12-летний Руслан, за два дня собрал 16 подписей одноклассников под письмом в Москву с просьбой не отменять уроки татарского.

- Родители разве разрешат тебя фотографировать? - спрашиваю.

- Конечно! - пожимает плечами. - Фотографируйте! Нам родной язык достался от предков. Мы обязаны его сохранить!

Парень чеканит каждое слово. Не задумываясь.

- Послушай, смелый мальчик Руслан, - приступаю я к психоанализу. - Ответь на вопрос, которого взрослые жутко боятся: зачем русским учить татарский?

Этот вопрос в Казани сейчас популярен. Он определяет - кто ты и на чьей стороне. Это как в Москве или Киеве: чей Крым?

Одни задают этот вопрос громко, с напором, без всякой вопросительной интонации. Добавляя: «На фига?!» и проводя рукой по шее.

Это, как правило, русские.

Другие хмурятся. Краснеют. Говорят путано. Сбивчиво. Словно силясь объяснить что-то интимное, само собой разумеющееся. Дескать: «Ну как же - зачем?», «Живем в России, да, но и в Татарстане... Это же татарская земля?» Или: «Разве плохо знать язык соседа?»

Обычно это татары…

- Мы живем здесь, в Татарстане, - выпалил мальчик. - Вот и все! Родной язык надо знать!

- Руслан, ты забываешь, что для русских он не родной, - осторожно замечаю.

Парень вспыхнул и снова выставил бумагу перед собой.

- Пусть не родной. Но и не чужой! Разве отчим чужой для ребенка?!

Беру бумагу. Просматриваю подписи. Паршиво. Из шестнадцати всего две русские фамилии, остальные - татарские.

Школа раскололась, и ее половинки сейчас тихо дрейфуют в разные стороны.

В школу врывается папа.

- Хорошо, я удалю фото Руслана, - торопливо гашу конфликт, понимая, что благоразумный родитель бежит спасать заблудшего ребенка. - Закон есть закон… (Фото несовершеннолетних детей нельзя публиковать без разрешения их родителей. - Ред.)

- Нет-нет-нет, я, наоборот, разрешаю фотографировать! - горячо закивал отец. - Пусть люди видят!

Его глаза горели тем же - сыновьим - огнем…

ДЕЛО ЗАПАХЛО КЕРОСИНОМ

В татарстанских школах сейчас творится черт-те что.

Идут собрания со словесным родительским мордобоем. В школьных чатах межнациональные бои. Из-за прокурорских проверок случаются увольнения учителей. Муфтии гастролируют по селам с призывами к борьбе за татарский язык. Русские националисты апеллируют к ДНР. На улицах пламенные юноши раздают учебники по татарскому языку и поют национальные песни. И среди этого учебно-педагогического бедлама в телевизоре сидит растерянный президент Татарстана Минниханов и твердит: «Мы зашли чересчур далеко, мы вернулись в 90-е годы!»

От волнения татарский глава даже раскрывает страшную тайну: оказывается, перед президентскими выборами школы кошмарить никак нельзя, иначе учителя не гарантируют результат голосования.

«В преддверии выборов, когда все выборные процессы проводят наши школы, директора, мы создали вот такое. Или специально это делается… по отношению к Владимиру Владимировичу Путину?!» - нечаянно спросил у кого-то последний сохранившийся в России региональный президент…

И хотя я в конце августа предсказывал языковой конфликт (в репортаже из Казани «Зачем русских учить не по-русски» - читайте на нашем сайте kp.ru), масштаб надвигающегося дурдома я все-таки не угадал. В августе он казался психбольницей с двумя палатами - учительской и родительской, которые сторожат бдительные санитары из Министерства образования. Но к ноябрю палаты вдруг разрослись и размножились. И дело так запахло керосином, что, думаю, скоро покажется странным, с какой мелочи началась эта история.

В Казанском кремле легко уживаются рядом и мечеть, и православный собор, и крылатый барс - символ города. А вот с языками оказалось сложнее... Фото: Рамиль ГАЛИ

В Казанском кремле легко уживаются рядом и мечеть, и православный собор, и крылатый барс - символ города. А вот с языками оказалось сложнее...Фото: РАМИЛЬ ГАЛИ

ВТОРОЕ «ВЗЯТИЕ КАЗАНИ»

Мы уже привыкли, что Татарстан - это сытая тишина. Лоснящаяся местной нефтью автономия. Выстраданный за сотни лет компромисс между Москвой и осколком Золотой Орды: «Мы лояльны и тИхи, а вы не лезьте в наши дела».

Здесь, как и в Чечне, это называется пафосно: федерализм…

В образовании этот компромисс четко прописан в местном «Законе о языке» и Конституции республики: татарский и русский язык здесь, мол, оба государственные. Они равноправны. Следовательно, сделали когда-то вывод власти Казани, их в школах следует преподавать строго поровну.

Поначалу идея «равности» в школах была не столь фанатичной: татарский изучали все-таки чуть меньше русского.

Но то ли из-за появления в кресле министра местного минобра Энгеля Фаттахова (он, кстати, ни минуты не проработал школьным учителем, да еще плохо говорит по-русски, зато, как и многие татарские чиновники, имеет неоспоримое преимущество - он родился в родном для Шаймиева (предыдущий президент Татарстана. - Ред.) и Минниханова Актанышском районе).

То ли Казань спровоцировал отказ Москвы проводить ЕГЭ на татарском (здесь считается, что с этого федералы начали ползучее языковое «взятие Казани» - без ЕГЭ учить татарский теряло всякий «экзаменационный» смысл).

В общем, татарские законы стали восприниматься в школах буквально. Как на аптекарских весах: 5 - 6 уроков татарского и 5 - 6 русского в неделю.

Но! - ну как тут без нашего византийства?! - татары и это аккуратно согласовали с Москвой. Благо в гибкую систему российского образования вписаться вообще может что угодно, там черт ногу сломит… И жирную точку во всех сомнениях поставил в 2004 году Конституционный суд РФ: в ответ на жалобу некоего казанца Хапугина официально подтвердил - страна у нас, дескать, господа жалобщики, федеративная, и регионы сами за вас в школьных вопросах все решают.

Русские (как, кстати, и некоторые татарские) родители, конечно, постонали, поворчали в пустоту, что по сравнению с другими регионами их детям русского недодают… Но так как русские - люди насквозь государственные, они по велению Москвы покорно принялись учить вместе с детьми татарский (ну то есть, проклиная нелепые методики и плохие учебники, ходить с тетрадками по татарам-соседям).

И все это, вероятно, продолжилось бы долго, а может, и всегда, но этим летом Владимир Путин заявил:

- Заставлять человека учить язык, который для него родным не является, так же недопустимо, как и снижать уровень и время преподавания русского. Обращаю на это особое внимание глав регионов.

Продолжение в следующем номере «КП».

12-летний казанский школьник Руслан написал письмо в Москву с просьбой не отменять обязательные уроки татарского. Если живешь в Татарстане, значит, этот язык тебе уже не чужой, убежден он. Фото: Владимир ВОРСОБИН

12-летний казанский школьник Руслан написал письмо в Москву с просьбой не отменять обязательные уроки татарского. Если живешь в Татарстане, значит, этот язык тебе уже не чужой, убежден он.Фото: ВЛАДИМИР ВОРСОБИН

ИГРЫ РАЗУМА

Прокурорский порядок

Три месяца назад, когда я был в Казани, казалось, что после этих слов президента, рубанувшего «языковой узел», русские и татары договорятся. Вспомнят историю и от греха придут к компромиссу…

Как пришли в моей родной Мордовии. Там методики щадящие, ориентированные больше на изучение народных обычаев.

«Национальные республики - это что-то вроде заповедников, - думал тогда я. - Где местные языки пытаются выжить, спасаясь от русской ассимиляции. А в заповедниках свои правила. Там нет свободы выбора - хочу стреляю, хочу костер жгу, хочу на всю катушку отдыхаю. Ведь чтобы убить еще один язык, его достаточно игнорировать - и он благополучно помрет сам. И обеднеет страна на еще одну национальную черточку. И даже тем, кому на это плевать, подумайте, вспомните ту же Украину - не отзовется ли всей России потом эта национальная обида?

С другой стороны - пока идут летние каникулы, - продолжал думать я, - почему бы не отредактировать татарские школьные планы и тем самым не успокоить родителей? Татарстан уступит, но не капитулирует. Москва победит, но Казань не возьмет...»

Тогда, в августе, я был миролюбив, малодушен и гуманен, как мать Тереза. Чем сильно смущал русских активистов в Татарстане.

«Если лет пять назад мы могли согласиться на этот компромисс, то теперь нет, додавим до полной победы! - говорили мне представители Комитета родителей Татарии (да-да, именно так - «Татарии». - Авт.). - Они (местная власть. - Авт.) сделали все, чтобы их язык нам опротивел! Нам это все давно обрыдло! Пусть его учит тот, кто хочет!»

А министр образования республики, уже упомянутый Фаттахов, в августе сделал вид, что проблемы… нет. Что Путин говорил не о Татарстане. В «Комсомолку» даже прислали официальный ответ: у нас, дескать, своя Конституция и государственный язык, который в суверенной республике должны изучать все…

Казань, похоже, решила, что Москва только пугает.

И через несколько дней после выхода статьи в «КП», 28 августа (совпадение, разумеется), Кремль издает распоряжение - навести языковой порядок в Казани. Первым на ее штурм отправился генпрокурор Чайка. Который провел с местными прокурорами такое фантастическое совещание, что те, все побросав, рванули в школы.

Рустам МИННИХАНОВ. Фото: president.tatarstan.ru

Рустам МИННИХАНОВ. Фото: president.tatarstan.ru

ДОСЛОВНО

«Мы прошли большой путь, много изменений, много ошибок, много эмоций. Учебная четверть начата, мы заверяем, что нами принято решение: ни один преподаватель не будет уволен. Также мы предпримем все необходимые меры для обеспечения достаточного количества учителей русского языка. В то же время ни один учитель татарского языка в период учебного года не будет уволен, у нас уже есть дорожная карта по каждой школе, переподготовка или другие вопросы. Люди должны быть спокойны, никаких противоправных шагов не будет. Мы ждем нового федерального стандарта, где государственный язык республики будет преподаваться два часа в неделю. Я уверен, что эту работу мы доведем до конца...»

(Рустам МИННИХАНОВ, президент Татарстана, - на заседании Госсовета республики 8 ноября 2017 года.)

Директор казанской школы «Солнце» Павел Шмаков.Владимир ВОРСОБИН

Категория: Федеральные законы | Добавил: Справедливая (10.11.2017)
Просмотров: 36 | Теги: #федеральные законы, #нацвопрос, #Образование, #добровольность изучения татарского, #Школа | Рейтинг: 5.0/1

Похожие материалы

во исполнение федерального закона Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ "О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию" мы предупреждаем о том, что на сайте может быть информация
Федеральный закон Российской Федерации от 29 декабря 2010 г. N 436-ФЗ
не предназначенная для лиц возрастом менее 18 лет!

ЭТО МЫ !!!

Форма входа

Календарь

Поиск по меткам

Поиск

Архив новостей



Статистика

Яндекс.Метрика Яндекс цитирования
Вверх http://www.ligainternet.ru/hotline//5000/abuse.png
Союз Интернет Сообществ и Групп Независимых Родителей. ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО «РОДИТЕЛИ ПЯТИГОРЬЯ» ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО "ИЗЪЯТИЯ_ДЕТЕЙ/РЕЕСТР_ЖЕРТВ_ЮЮ" ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО "КОМИТЕТ ОБЕСПОКОЕННЫХ РОДИТЕЛЕЙ" ИНТЕРНЕТ СООБЩЕСТВО "ЗАЩИТИМ НАШИХ ДЕТЕЙ" ИНТЕРНЕТ-СООБЩЕСТВО "МОЙ ПРАВОСЛАВНЫЙ ДОМ" Интернет Сообщество «ПИСЬМА САМООБОРОНЫ» ИНТЕРНЕТ СООБЩЕСТВО «КОМПЕТЕНТНЫЕ ПАПАШИ!» РОДИТЕЛЬСКИЙ ИНТЕРНЕТ - КОМИТЕТ НЕЗАВИСИМЫХ РОДИТЕЛЕЙ
Tweet Нравится